Суббота, 23.09.2017, 10:29

Приветствую Вас Гость | RSS
Мой сайт
ГлавнаяРегистрацияВход
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [28]
магия [35]
все о магии
Магия Красоты [12]
Магия Красоты
психология [35]
психология влияния... прежде всего, на себя
Здоровье. [10]
рецепты, питание
Тайные общества [13]
Тайные общества
Духовное наследие [22]
Духовное наследие славян
Легенды, артефакты [10]
Легенды, артефакты
Любовная Магия [0]
Любовная Магия
Эротика и магия [3]
Эротика и магия
Практические советы в любой сфере [15]
Любовные обряды Заговор Приворот
черная магия [37]
Денежный Эгрегор-деньги-богатство [24]
Магия привлечения денег в жизнь. Как работать с эгрегором денег.
Руны, Рунная магия, [8]
Практическая рунология
Белая магия [0]
Белая магия
Разное [0]
Разное

Главная » Статьи » Легенды, артефакты

Следы Нагов

Следы Нагов

Королевство Камбоджа расположено на полуострове Индокитай. Это одно из уникальных мест в Юго-Восточной Азии. Здесь собраны ландшафты от горных лесов и саванн до заболоченных равнин и заливных лесов. Здесь раскинулось самое большое по площади озеро этого региона - Тонлесап. Здесь сохранились первичные джунгли, дикие слоны, лесные быки и пресноводные дельфины. Здесь несет свои воды великий Меконг, а его приток Сап раз в год меняет направление течения и течет от устья к истоку. На территории этого государства, когда-то скрытые джунглями, сохранились величественные архитектурные памятники, напоминающие о былом могуществе Ангкорской Империи. Из той же далекой древности, берут начало и многие традиции и особенности жизненного уклада. Здесь живут улыбчивые и гостеприимные люди с тонким чувством юмора и искренним интересом к жизни.

С точки зрения биолога современная Камбоджа интересна в первую очередь тем, что это пожалуй последняя страна в Индокитае, где сохранились значительные по площади участки первичных тропических лесов и южно-азиатские саванны. Это сложилось исторически, благодаря особенностям рельефа. Страна представляет собою как бы чашу, дном которой служит огромная равнина, являющаяся бассейном сложной гидрологической системы, образованной Меконгом и озером Тонлесап, в центральной и южной ее частях и концентрируется большая часть населения. Стенки чаши - поросшие джунглями, малонаселенные горы: Кардамоновые на западе, Слоновьи на юге, Контум на востоке и Дангрек на севере. Способствовал сохранению лесов и тяжелый для страны период политической нестабильности и внутренних войн, окончательно завершившийся лишь в 1998 г. В лесах по сей день живут представители фауны не встречающиеся теперь практически ни где. Это лесные быки - гаур, купрей, бентенг; пресноводная популяция ировадийского дельфина, а так же свинные олени, дикий азиатский слон, дымчатый леопард, кошка теминки и кошка рыболов, гиббоны, сиамский крокодил и др. Ходят слухи, что в заболоченных лесах на на северо-востоке сохранился суматранский носорог. Однако не менее интересной, но не такой известной частью фауны джунглей, являются змеи - существа скрытные, непосвященным людям незнакомые и непонятные.

Змеи относятся к тем животным, которые окутаны ореолом мистики. У нас это как видно усугубляется еще и тем, что встречаются они в Средней Полосе России довольно редко и разнообразие их не велико. К примеру, в Подмосковье, реально, можно встретить только два вида змей - ужа обыкновенного и гадюку обыкновенную (заходы в Московскую область, якобы страшной, а на деле совершенно безобидной медянки, вещь преимущественно теоретическая). А вот в Южной и Юго-Восточной Азии, змеи - животные вполне обычные, и представленные большим разнообразием форм. Возможно, этим объясняется то, что они вполне обычные персонажи здешних легенд и сказок. Причем, если у нас змеи традиционно считаются существами малосимпатичными, то в легендах южно-азиатских народов они далеко не всегда отрицательные герои, в индуистской и южно-буддийской мифологии занимающие очень важное место. Именно они на протяжении последних нескольких лет стали целью наших поездок в Королевство Камбоджа.

Среди множества символических украшений буддистских храмов в Камбодже очень распространены изображения змей, чаще всего многоголовых. Это Наги - мифологический народ змей-оборотней, детей Небожительницы Кадру и Великого подвижника Кашьяпы. Такие изображения редки в тех странах Индокитая, где исповедуется буддизм Махаяны, они - наследие индуистской. Впрочем, и в буддистской мифологии Наги нашли свое место. Согласно ей в частности во время медитации под деревом бодхи, принц Гуатама был укрыт от посторонних глаз капюшоном легендарного Нага Шеши, и у народов принадлежащих к южной ветви Буддизма - Хинояне изображения Нагов почитаются. Если верить легендам, современные змеи прямые потомки Нагов, с которыми у кхмеров связанно много преданий.

Я медленно иду по набережной Меконга, и вдыхаю запах реки. Красноватая вода проносит мимо куртины эйхорнии (водяной геоцинт). Справа раскинулись дорогие виллы и особняки, впереди белеет плавучие казино "Нага", между ними аттракционы, которые оживают вечером, а на узкой полоске земли между каменной набережной и рекой столпились тесные маленькие домики на сваях, сложенные из дерева и циновок. Рядом на воде качаются многочисленные лодки, на большинстве из них тоже живут. Именно жители этих многочисленных в Пномпене поселений поставляют на базары рыбу, пресноводных креветок и моллюсков и другую съедобную водную живность, в том числе змей. Меконг - одна из великих азиатских рек, самая большая река Юго-Восточной Азии. Он берет начало среди горных потоков Тибетского нагорья, как бусы нанизывает на себя практически все государства Индокитая и через четыре с половиной тысячи километров, образуя обширную дельту, впадает в Южно-китайское море. Именно он определял экономическое могущество Ангкорской империи, он же определяет аграрную политику современной Камбоджи. Говорят в древности, когда великой реки еще не было, в Тибете находилось одно из государств Нагов. Последний его владыка, не успел перед смертью передать корону, и она стала причиной войны между его сыновьями. Победил старший, а младшему вместе с семьей пришлось поспешно бежать. Огромные змеи стремительно спустились с гор, пронеслись через Индокитай и скрылись в океане. Их тяжелые тела оставили на земле глубокий след, который заполнился водой горных рек. Так возник Меконг. И говорят, Наги посей день покровительствуют реке и ее обитателям. В богатой фауне Меконга, которую венчают пресноводные дельфины, змеи занимают не последнее место. Даже в черте Пномпеня, легко можно встретить как минимум четыре вида, ведущих водный образ жизни. Это представители подсемейства так называемых удавовидных ужей - собственно удавовидный уж, герпетон, которого кхмеры за своеобразную внешность и поведение называют пу чхы, что значит змея-сучек, водяная змея Боккорта, и обыкновенная водяная змея. Список расширяется до 9 видов, если выбраться за пределы города. И это не считая околоводных ужеобразных. Кстати среди змей живущих в Меконге, нет ни одного по-настоящему ядовитого вида.

Согласно мифологии, Наги причастны не только к возникновению Меконга, но и к рождению страны кхмеров. Если верить преданию - много веков назад, царь Индрапрашты, так назывался современный Дели, изгнал своего сына Прех Тхогнга из страны. Тот долго скитался по чужим землям, и однажды попал на остров Тхлок расположенный в тихом, но обширном морском заливе. Там он повстречал и полюбил прекрасную девушку, оказавшуюся дочерью одного из морских змеев, возможно как раз из тех, что проложили русло Меконга. Отец девушки вовсе не возражал против брака и в качестве свадебного подарка молодым, выпил из залива всю воду. На образовавшейся суше была построена столица нового государства которому было суждено великое будущее. Говорят, что позже, в башне носящей название Небесная Башня, обитал дух девятиглавой Наги - хранительницы царства. Каждый вечер она принимала облик женщины и царь проводил с ней ночь. Если он забывал прийти на свидание - на государство обрушивались беды, если змея не появлялась перед властителем, это значило, что настал час его смерти. Башня, а вернее пирамида, сохранилась и до наших дней, на территории ангкорского комплекса. Интересно, что первая легенда, вполне реально описывает геологическую картину возникновения равнинной части Камбоджи, образовавшейся благодаря тысячелетиями отлагавшимся наносам из Меконга, всегда ассоциировавшегося у кхмеров с Нагами. Вторая - тоже не лишена реального смысла, ибо основой экономики древнего кхмерского государства было ирригационное земледелие, позволявшее использовать плодородные иловые отложения Меконга, не подвергая посевы разрушительному действию паводков. И основной задачей царей было поддерживать и развивать ирригационную систему.

Однако времена Нагов прошли, а их потомки - обычные змеи, во множестве расселились по диким землям и не очень любят общение с человеком. Для серьезного знакомства с ними приходится забираться подальше от цивилизации.

Только что кончился дождь, джунгли еще не успели стряхнуть лишнюю воду, гремят ручьи и ливневые стоки. Темно, уже около восьми вечера. Мы идем по дороге вдоль стены леса, чтобы примерно через километр углубиться в него через тоннель найденный днем. За этим проходом сквозь заросли и сплетение лиан джунгли оказываются неожиданно просторными. Звук деревянного колокольчика, тишина и снова колокольчик, а потом их становится все больше и вот в зарослях ктинанты левее нас начинается перезвон, ему отвечают звонкие металлические удары, где-то выше по склону. Начинается время лягушачьих песен - верный признак что дождя не будет в ближайшие несколько часов. В луче моего фонаря вспыхивает белая светящаяся лента, рассеченная бархатно черными полосами -ленточный крайт или пама замер в пяти метрах от нас над ручьем.

Крайты - змеи из семейства аспидовых, к которому принадлежат и более известные кобры. Кстати они нередко становятся добычей крайтов, питающихся змеями. На склонах Пном Боко живут как минимум три вида этих животных: малайский крайт, пама, он обычно встречается на меньших высотах, что позволяет свести к минимуму пищевую конкуренцию, и красноголовый крайт - редкая и потрясающе красивая змея, насыщенного синего цвета с огненно красными головой и хвостом. Интересно, что змеи и многие ящерицы незаметные днем, ночью отражают направленный на них свет и производят впечатление светящихся, чего нельзя сказать например о листьях растений или насекомых и амфибиях, которые скорее поглощают или рассеивают лучи и не так заметны. Вот и встреченная нами змея, на самом деле, расписана чередующимися желтыми и черными кольцами, но при свете фонаря желтый цвет кажется белым.

Змея начинает двигаться, я зову своего коллегу и мы пытаемся ее поймать это почти удается но в последний момент крайт выдергивает голову из под крючка и падает в ручей. В воде он чувствует себя как дома, и я даже не пытаюсь искать скрывшееся животное. Эта встреча произошла на склонах горы Пном Бокор (другое ее название - Камтяй) с которой тоже связана легенда, очень созвучная с приведенной выше. На подходах к вершине, на границе леса и травяной саванны стоит ныне почти разрушенная пагода с названием Сомпаы Прам (Пять парусов). Дата постройки пагоды - вроде бы 1924г, но народная молва делает ее много более древней. Согласно легенде пагоду построил принц Тхаот, лишенный права наследования престола и ушедший из родительского дома. Во время скитаний он встретил на пустынном морском берегу прекрасную Нагу, дочь морского змея. Дальнейшее развитие событий представляется необычно счастливым в сравнении с более привычными европейскими сказками. Отец Наги благословил брак и дал детям пять кораблей с драгоценностями и слугами. Драгоценности носили, впрочем, были больше духовного свойства чем материального (не о пяти ли драгоценностях буддизма здесь речь?) Пристав к берегу новобрачные с челядью удачно сочетали развлечения со строительством города и дворца, а корабли стояли на якоре. Тесть и тут проявил заботу, вздыбив под кораблями морское дно и подняв их на вершину горы, чтобы укрыть от недобрых людей. Со временем корабли окаменели, так появились самая высокая гора плато Элефан - вторая по высоте вершина Королевства, и пять каменных плит по форме напоминающие корабли. Среди них и стоит пагода. И снова удивительное совпадение с геологической историей - горы в Камбоджи преимущественно вулканического происхождения буквально вздыбились из морского дна.

Утро. С прошедшего вечера дождя нет. В лесу раздаются пока редкие птичьи голоса. Я занимаюсь устройством пойманных вчера животных и необходимыми записями. Ближайшие склоны Пном Боко неожиданно озаряются солнцем и лес взрывается звоном цикад к которому постепенно подключаются птичьи крики.

- Пойду пройдусь - говорит Александр - Солнце. Может поймаю кого-нибудь. - Мне завидно. При такой резкой смене погоды действительно можно встретить рептилий вышедших принимать солнечные ванны (баскинг). Проходит около часа, мой коллега возвращается.

- Ну что? - спрашиваю я , делая вид что мне совершенно не интересно.

- Вот - Александр протягивает мне мешок, вид у него очень довольный. в мешке оказывается зеленая плетевидная змея, правда в джунглях Пном Боко, представители этого вида имеют голубовато-серую или апельсиново-оранжевую окраску. Интересно, при сравнении экземпляров с разных высот, видно, что оранжевые встречаются внизу, выше они коричневые , потом попадаются серые, которые приобретают отчетливый голубой оттенок ближе к вершине.

- Ты знаешь, они днем совершенно невидимы!

- А ты как же увидел? - интересуюсь я.

- Я ее и не видел. Я увидел сцинка (семейство ящериц, весьма многочисленное в Юго-восточной Азии), он как то странно себя вел: бежал рывками, а потом замер и даже от меня не убегал. Я решил поймать. Тебе ведь нужны?

- Нужны.

- Ну вот, над ящерицей были сухие ветки, я наклонился, вижу, на сучке желтоватая капля, присмотрелся, а это глаз. Потом я ее уже всю увидел. За сцинком охотилась.

Плетевидные змеи действительно очень необычные животные. Эти древесные ужеобразные, прячутся в ветвях. Они имитируют ветки не только строением, но и поведением. Если подойти вплотную к такой змее, она затаивается, но стоит подуть, и она начнет раскачиваться, как стебелек на ветру. Малоподвижные с виду, эти животные приспособились к стремительному скольжению по ветвям и охоте на подвижных, дневных ящериц, ловят они также и рыбу, свешиваясь над водой.

Есть легенда повествующая о появлении в Камбодже змей. Согласно ей, было время, когда змей не было. Вернее жил только один большой и старый змей, Наг по имени Кен Канг. По соседству с его норой стоял дом одного богатого кхмера которого звали Ёт. И вот, когда хозяин дома уехал по торговым делам на год, его супруга познакомилась с воспитанным и обходительным Нагом, да и стала встречаться с ним. Звали женщину Ниин. Через какое-то время она забеременела. Вернувшийся муж, был несколько озадачен, и за разъяснением обратился к дочери, которая была свидетельницей и подневольной участницей происшедшего. Девочка все рассказала отцу, а тот с ее помощью, обманом заманил змея в дом и убил. Поняв, по реакции женщины, увидевшей останки Кен Канга, что она и вправду путалась со змеем, муж решил расправиться и с ней. И вот, как-то заманив супругу на берег реки, подальше от дома, когда Ниин смотрела на отражение в воде, Ёт разрубил ее мечем надвое. Из чрева убитой поползли змееныши, да так много, что Ёт не смог перебить и малой части. Змееныши быстро скрылись, кто в земле, кто в воде, кто на деревьях, кто в лесу, а помня страшного Ёта, они и их потомки стараются как можно реже показыватьв?я на глаза людям. Вот откуда в Камбодже такое множество змей. И все же представление о джунглях кишащих ядовитыми змеями характерно для приключенческих романов, а в жизни все не так.

Мы идем по заросшей тропе уже несколько часов. Где-то слева в кронах кричит ночная птица, мы слышим ее уже не первую ночь. В зарослях имбиря по птичьи чирикает одна из многочисленных здесь древесных лягушек. Неожиданно заросли расступаются и мы оказываемся на просторном не заросшем пятачке. Старая браконьерская вырубка. Мы присаживаемся на лежащий ствол. Под ногами ритмично и сухо шуршат термиты, выполняя свою ночную работу по переработке растительного опада.

- Надо было приезжать в другой сезон - мрачновато произносит Александр - мой друг и коллега.

- Где животные? Это джунгли или ботанический сад?

- Джунгли. Видишь термиты под ногами ползают - отвечаю я. Охота действительно неудачная, обычно хоть одну змею за ночь удается поймать, впрочем, как правило, не более трех, четырех. Александр в тропиках впервые и никак не может свыкнуться с мыслью что здесь все не совсем так как описано в литературе, вернее почти так, но изменяются масштабы и системы отсчета, как в школьном курсе физики: "что движется - перрон или вагон?"

Где же вымысел и где реальность? Известно, что первичный дождевой тропический лес - самый богатый по биомассе биотоп суши. Разнообразие организмов живущих в нем просто потрясает. Но чудес ждать не надо. Вот к примеру все те же змеи. В Подмосковье зная, место и подходящее время, за час, их можно наловить десяток, а то и больше. Правда все они будут принадлежать к одному виду - гадюка обыкновенная (пусть не пугаются жители Подмосковья и Москвы, без профессиональных знаний, приобретенного опыта и большого желания вероятность встречи с таким количеством пресмыкающихся очень низка). В джунглях же за один удачный ночной выход врядли удастся поймать более десяти экземпляров, и скорее всего они будут принадлежать к разным видам с довольно отдаленной степенью родства. Плотность особей одного вида как правило невысока, это относится и к остальной фауне, а также и к флоре. Дневная работа в джунглях неэффективна - большинство видов имеет ночную активность или слишком хорошо умеют прятаться днем. По этому основная работа приходится на темное время суток. Огромное количество всевозможных укрытий и предпочитаемых микро биотопов делает ночной поиск сложным но увлекательным делом. Искать приходится везде: в лесной подстилке, на древесных стволах, среди корней, на вертикальных каменных стенках, на тонких ветвях кустарников, под упавшими стволами, в травяных кочках, в лужах и ручьях, около термитников и непосредственно в них, причем желательно все это одновременно. Увидеть удается далеко не всегда. Впрочем, конечные результаты могут быть впечатляющими. За две недели работы на Пном Боко мы встретили 24 вида рептилий, из них 9 видов змей. Разнообразие форм среди этих представителей тропической фауны также производит впечатление. Здесь можно встретить существ внешне трудноотличимых от дождевых червей и ведущих роющий образ жизни - слепозмеек и ахалинусов и изящно утонченных бойг и плетевидных змей ведущих древесный образ жизни, в кустарнике по ночам встречаются азиатские улиткоеды - небольшие змейки, специализирующиеся на питании моллюсками. Окраски обитающих в дождевом лесу змей могут быть самыми неожиданными: от невзрачных серых до ядовито-зеленых и оранжевых, можно встретить змей одетых в изысканный, пастельных тонов камуфляж, делающий их невидимыми на фоне листового опада, не редкость виды с яркими контрастными кольцами, черно-желтыми как у ленточных крайтов и волкозубов или красно черными как у порфирового полоза. Не смотря на то, что в Камбодже обитает не менее полусотни видов змей, по-настоящему ядовитых среди них только 12. И такая пропорция вообще обычна в змеином мире.

- Гадость какая! Смотри, смотри Леночка, вот мерзость то! Фу! И называется то - гадюка. Противно глядеть на нее. А глаза во какие, не мигают, гад он и есть гад!

Москва. Утро. Террариум зоопарка открыли всего час назад, но первые посетители уже появились. Я прохожу по экспозиционному залу и слышу этот разговор. За почти пятнадцать лет работы я привык к подобным репликам, но понять так и не смог. Приходят и смотрят, смотрят... А зачем, раз такая гадость? Может и детям лучше не показывать? Показывают. Вот и сейчас бабушка твердит внучке: "смотри, смотри". Это довольно распространенная реакция, хотя если задуматься странная. Вот еще один интересный пример. Как-то раз один мой знакомый после сорокаминутной экскурсии по лабораториям террариума, сопровождавшейся объяснениями и демонстрациями, спросил с искренним сочувствием: "А тебе не скучно здесь работать, ведь они же все одинаковые?" Как бы не старались герпетологи или любители террариумисты изменить массовое отношение к змеям, оно остается, мягко говоря, настороженным и в большинстве случаев не добрым. Интересно, что и эту тему можно проиллюстрировать восточным мифом. Индуистская и буддистская философии стараются избегать категоричных оценок и резких разграничений - вся вселенная в целом и в каждом своем проявлении есть взаимодействие двух противоположных начал. В полном согласии с такой философской традицией, Наги - один из многих народов живущих в этом мире, со своими мудрецами и дураками, героями и трусами, святыми и грешниками и просто крестьянами, воинами, царями и т.д., со своим горем и счастьем, со своими проблемами, словом очень похожи на людей. Однажды, еще на заре своего расцвета, первая тысяча родоначальников этого племени, отказала своей матери помочь в одном не совсем благовидном деле, за что и была ею проклята. С тех пор и без того не очень гладкие отношения Нагов с людьми стали все более накаляться, пока не состоялось легендарное Змеиное Жертвоприношение - Сожжение Змей, когда чуть не погиб весь род Нагов, и во время которого был рассказан и записан индийский эпос Махабхарата. Спасение пришло в лице юного мудреца и брахмана Астики, сына отшельника Джараткару и Джараткару-змеи - сестры царя Нагов. Однако с тех пор величие Нагов поблекло они ушли в подземный и подводный мир, да в дремучие леса, перестав показываться людям, но сила проклятья не иссякнув полностью, проливается иной раз и на их родных братьев змей оставшихся на земле. На востоке отношение людей к змеям более рациональное чем у европейцев, но и действие этого проклятия проявляется, пожалуй особенно сильно.

Я медленно пробираюсь в толпе среди аптечных рядов базара с поэтичным названием Пса А'Ресей - в переводе - Базар у бамбукового ручья, внимательно вглядываясь в бесформенные на первый взгляд предметы разложенные в корзинах, мешках, керамических сосудах и на лотосовых листьях. Над всем царит запах прахока, рыбной пасты - запах всех камбоджийских рынков. Травы - сушеные и только что собранные, мелко нарубленные куски дерева, кора, сушеные жабы, морские звезды и мечехвосты. Большая плетеная корзина и в ней черные сморщенные тела - змеи, высушенные и закопченные. Здесь сразу несколько видов: памы, какая то кобра, точно сказать уже трудно, и герпетоны, о которых уже упоминалось, правда ставшие практически неузнаваемыми. В соседней лавке, среди мешков с травами, сушеных птиц и кукангов (ночная полуобезьяна - большой толстый лори) стоит целая стопка свернутых в диски, ободранных и высушенных сетчатых питонов. Каждый из них при жизни был не меньше двух метров длинной. Все это лекарства, возможно несколько странные на наш взгляд, впрочем это вопрос стереотипов, пренебрежительное же отношение к местной медицине неправильно. Я испытал ее эффективность на себе, когда получили в горах какое то кожное заболевание, этиологию которого не могли определить, и ни какие из имеющихся весьма сильных препаратов не действовали. А помогли плоды арековой пальмы, пережеванные и перемешанные со слюной, причем помогли в течении суток. Переоценивать восточных врачевателей тоже не стоит, малярию кхмеры предпочитают лечить современными препаратами, а при аппендиците обращаются в госпиталь. На другом конце А'Ресея находятся рыбные ряды. Подозреваю, что ихтиолог мог бы найти здесь массу интересного для себя. Мне, на пример, бросились в глаза великолепные экземпляры рыб-ножей, собранных в красивые веерообразные группы и закопченные горячим способом. В Москве эти рыбы, правда живые, представляют большую ценность. Но сейчас рыбы интересуют нас в последнюю очередь. Вот здоровенный металлический чан, накрытый деревянной крышкой и рядом знакомые еще по прошлым приездам продавцы. Здороваемся. В чане вперемешку с пресноводными муренами сидят водяные змеи. Большинство из них принадлежит к трем самым распространенным в бассейне Меконга видам (см. выше), но иногда попадаются и редкости - акрохордусы, крупные змеи, за странную форму тела, называемые в Азии "слоновьим хоботом". Впрочем, водяная змея Боккорта тоже довольно редка - не в каждом определителе есть фотографии, зато пищевая ее ценность несомненна, это самый большой представитель подсемейства удавовидных ужей. Мы покупаем несколько экземпляров, разумеется не для еды, а для Московского зоопарка. Воодушевленные удачной торговлей, продавцы приглашают нас на склад. Здесь в гараже двухэтажного дома прямо на полу лежат мешки набитые живыми змеями - несколько сотен большеглазых полозов. Этот вид довольно широко распространен в Азии, в том числе встречается на территории Туркменистана, а в недалеком прошлом был в Красной книге СССР. Численность его в Камбодже довольно высока, но масштабы вылова все равно впечатляют, это ведь не единственный рынок. Использование в пищу рептилий традиционно для Юго-Восточной и Восточной Азии, и особую активность на этом фронте развиваю китайцы (у себя они некоторые виды уже съели). Существуют фирмы заготавливающие и отправляющие в Китай, тоннами. Происходит это вполне официально с соблюдением всех бюрократических формальностей, вплоть до оформления разрешений SITES. Приходится признать, что благодаря своей рептилийной специфики, камбоджийские базары информативны для зоолога. В одной специальной статье мы даже поместили раздел где приводится список видов рептилий встреченных на различных камбоджийских рынках, в него вошли 22 вида из которых 11 - змеи. Местоположение рынка и беседа с торговцами может дать представление о месте отлова того или иного животного (т.н. локалитет). Взаимоотношения людей и потомков Нагов имеют и обратную сторону. Когда я собирался в Камбоджу вместе с одиннадцатилетним сыном, основными аргументами призванными остановить это безобразие, были змеи, мины и Красные Кхмеры. Проблема змеиных укусов в Юго-восточной Азии действительно существует и заключается она в отсутствии квалифицированной медицинской помощи и препаратов. Местная, традиционная медицина в случаи тяжелых укусов, как правило, неэффективна. От укусов змей страдают более других рабочие гевеевых и фруктовых плантаций, в основном от укусов цепочечной гадюки и малайского щитомордника. Оба вида весьма ядовиты, а при укусе первого без своевременной медицинской помощи летальны исход почти неизбежен. Укусы кобр случаются гораздо реже, и совсем отсутствие информация об укусах мелких древесных гадюк - куфий. Несмотря на существующую проблему, панический страх перед змеями для местного населения не характерен, скорее его можно назвать разумным. А проявляемый интерес, в значительной степени гастрономическим. Для европейского туриста возможность быть укушенным довольно мала - врядли он станет работать на плантации или переворачивать камни и рыться в лесной подстилке. Интересно, что в джунглях вероятность укусов снижается, вопреки распространенному мнению. Да и вообще встретить змей в лесу гораздо труднее чем в антропогенной зоне, хотя их разнообразие в нем выше. Тропический лес вообще не склонен баловать людей жадных до зрелищ, он раскрывает свои тайны очень неохотно.

Как не грустно, но физическое уничтожение змей, из гастрономических соображений или плохого к ним отношения, далеко не самое страшное проявление "Проклятия Нагов", с этой бедой природа, худо-бедно справляется сама. Куда страшнее другая. Примерно лет десять назад, змеи преподнесли герпетологам неожиданный сюрприз. В руки специалистам, вопреки довольно распространенному мнению, что среди высших беспозвоночных врядли могут быть открыты новые виды, хлынул целый поток, совершенно неизвестных ранее животных из Юго-Восточной, Южной и Восточной Азии. Держа в руках новый, еще не имеющих названия вид бойги из Индонезии или только что описанную куфию из Северного Вьетнама, я как и большинство моих коллег испытываю полный восторг. Однако к нему примешивается тревога. Уж очень необычным кажется этот всплеск открытий, который уже вызвал значительные изменения в змеиной систематике, и видимо приведет к значительному ее пересмотру. Почему раньше эти виды небыли найдены, ведь в большинстве случаев речь идет не о мелочи роющейся в лесной подстилке, а о вполне заметных животных? Конечно приятно называть в числе причин, тот факт, что техническое оснащение экспедиций стало на столько совершенным, что открыло для исследования самые труднодоступные уголки, и темное время суток, или то, что анализ накопившегося за последние полтора столетия материала, позволяет боле тонко и внимательно подойти к фаунам того или иного региона. К сожалению в этой "бочке меда" присутствует изрядное количество "дегтя". Думаю, что основной причиной рассматриваемого явления стало то, что мы слишком далеко вторглись на те земли которые раньше были не освоенными. Так далеко, что их обитателям просто негде стало укрыться, вот тут то мы их и увидели. В экологии это называется уничтожением мест обитания. Но в первичных джунглях обитают не только змеи, и вообще это очень значимая, в планетарном масштабе экосистема. Резкое ее сокращение уже привело к глобальным изменения климата - факт признанный всеми цивилизованными государствами. Проблема усугубляется еще и тем, что последние остатки азиатских джунглей находятся на территории тех государств, которые, по экономическим причинам не могут позволить себе их охрану своими силами, а помощь "больших государств" далеко не достаточна, да и красное дерево по прежнему в моде. И снова уместно вспомнить миф о Нагах. Говорят когда Астика спас змей от сожжения, он произнес заклятие, которое запрещало людям и Нагам причинять друг другу значительный вред. Нарушившей заклятие стороне, согласно мифу, грозят беды и несчастия.

Олег Шумаков

Источник: http://www.snake-house.narod.ru

Категория: Легенды, артефакты | Добавил: morana (02.08.2009)
Просмотров: 1061 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Copyright MyCorp © 2017Сайт управляется системой uCoz